Блондинка в автосервисе: первый раз всегда больно

Ездить по питерской зиме мне понравилось: на улице — все течет, слякоть, жижа, люди вокруг — злые, уставшие, чвякают по лужам, а мне в машинке тепло, хорошо, и музыку я слушаю свою, а не тюремный шансон водителя такси. Да и удобно — с собой в багажнике у меня мини-гардероб: шубка для торжественных выходов, свитер на всякий случай, теплая лыжная куртка для всех остальных случаев. И это я еще молчу о впечатляющей коллекции обуви в багажнике… Так что пешком зимой я почти не хожу, экономия на сапогах впечатляющая! Они как новые, даже жалко было бы менять. Но вот с парковкой зимой сложно. Везде эти ужасные смерзшиеся сугробы, в которые я постоянно тыкалась бамперами и дверьми. А еще такие большие оранжевые машины ездят и разбрасывают какую-то грязь хитрой штукой сзади — я несколько раз подъезжала слишком близко и по машине как будто било градом. А еще я после одной памятной мойки стала делать это намного реже — отдирать примерзшие двери и дворники новым маникюром не просто дорого, но и очень неприятно :(

В общем, после появления солнца и сухого асфальта я вымыла машину, ожидая преображения Золушки в Принцессу, и … расстроилась. Вся машина была в серых точечках, а на капоте точечки были рыжие. Пришлось пожаловаться Мужу и выслушать лекцию о железе, воде и каких-то катионах, ионах и чем-то еще космическом совсем. В общем, меня впервые записали в АВТОСЕРВИС на починку.

До этого я думала, что автосервис — это такое место, где люди в белых рубашках забирают у тебя машину, а ты пьешь кофе. Оказалось, что в таком сервисе только меняют масло и подкачивают колеса. А мне предстоит «серьезное дело». И вот я проезжаю под кучей железнодорожных мостов, в тьмутаракань неизвестной части города. Рядом с поездами находится дворик, уставленный машинами всех видов, моделей и расцветок. Но красивых там не было ни одной. Почти все они были или помятые, или в сугробах, некоторые, о ужас, вообще напоминали жуткие скелеты. Мне почти сразу там не понравилось, но привез меня туда Ненаглядный, и на все мои слезы, вздохи и метания совершенно не реагировал. Черствая он горбушка.

Долго ходили вокруг машины подозрительные люди и говорили страшные вещи, чаше всего повторяли «перекраска»,»перетрясти» и «заправить». Причем трясти машину точно было не нужно — она и так стала после зимы трястись как надо, лучше бы они ее успокоили. А заправляю я сама теперь вполне профессионально, если на улице не мокро, а если мокро и грязно, то я знаю, что сказать дяденьке на заправке и где его искать, если сразу не нашелся. В общем, я оставила ключи и машину в этом оплоте безнадежности. Шансов не было никаких, я боялась за свою Ласточку, я боялась людей в грязной одежде, страшных корявых железяк и поездов тоже.

Через неделю мы приехали туда снова. Машину сразу, кажется, не хотели отдавать, муж долго ходил кругами, охал, смотрел, тер пальцами. После чего с видом мученика отдал мне ключи и сказал: «Береги ее». Как будто я ее не берегу! Мужлан…

За неделю свершилось чудо, все точечки — и рыжие, и серые, и черные — исчезли, брямкать где-то внизу перестало, даже заработал кондиционер.  А еще машина теперь «чувствует» другие машины, сугробы и заборы и сильно пищит, если подъехать слишком близко. Муж только чем-то расстроен и стал чаще называть меня «Дорогой». Но про сапоги я ему еще не рассказывала! На что он намекает — не понимаю. И вообще, он точно не прав.

Похожее и интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *